«— Ты знаешь, где место таким девочкам как ты?

— Да, там, где таких мужчин как вы, не пустили бы даже через черный ход.»

Я родилась в центре Санкт-Петерубрга. И (так уж мне повезло) воспитывалась на рассказах о царе и Эрмитаже, о золоте и мраморных ступенях, истоптанных когда-то пролетарскими кирзовыми сапогами.

Под советской зеленой краской в парадных у нас на Таврической отчетливо проступала дореволюционная лепнина в виде розочек и ангелочков. Где-то чудом сохранились дымчатые зеркала в резных рамах. И казалось, по другую сторону зеркала можно разглядеть жизнь утонченных господ и элегантных дам из элиты Российской Империи.

Айн Рэнд, Мы живые

Этот навсегда потерянный, зазеркальный мир рисует в романе «Мы живые» Айн Рэнд. Верней, не рисует.  Она его оживляет.

На самом деле, ее зовут Алиса Зиновьевна Розенбаум. Она родилась в Санкт-Петербурге. Своими глазами видела революцию. В 25-м году сумела сбежать в Америку. И стала там известной писательницей.

 

«Если они спросят тебя в Америке — скажи им, что Россия — это огромное кладбище и что все мы медленно погибаем.» 

Из переписки Айн Рэнд с семьей

Ее роман то изящен и наивен, как кружевной воротничок дореволюционной гимназистки, то трагичен и беспощаден, как  расстрел царских детей в  1917 году.

Я перелистывала страницы и читала не просто про события из учебников по истории. Я видела жизнь этих людей — в мелочах и деталях. Вот, разоренный владелец фабрики случайно видит в советских госучреждениях люстры из своего магазина. Вот погибает от туберкулеза дама, известная на весь Петербург своими мехами и тем, что муж всегда носил ее из кареты до дверей оперного театра на руках.

Герои романа попадают в такие обстоятельства, где каждому из них нужно сделать серьезный нравственный выбор. Быть верным своим принципам или научиться жить в новой системе.

Многие из них «прогибаются» под новые законы пришедших к власти воров, лицемеров, ну и жуликов.

Человек или Система. Я или Они.

Те, кто не смог прогнуться, в итоге гибнут.

Романом зачитываешься с первой до последней страницы.  Только иногда прерываешься подумать — а что изменилось сегодня?

От этого вопроса немного страшно. Но читать советую всем. Это как принять лекарство. От которого открываются глаза.

 

«Идеологически я сказала точно то, что хотела, и у меня не было трудностей в выражении моих идей. Я хотела написать роман о Человеке против Государства. Я хотела показать в качестве основной темы величайшую ценность человеческой жизни и аморальность отношения к людям, как к жертвенным животным, и управления ими с помощью физической силы. Мне это удалось».

Айн Рэнд. О романе «Мы живые»

Купить книгу можно здесь: ozon.ru

Комментарии закрыты, извините..