— Франциско, а кто из людей является наиболее низменным?

— Человек, не имеющий цели…

— А кто такой Джон Голт?

Это первый роман, который я прочитал у Айн Рэнд. Прочитал я его после того, как Чичваркин порекомендовал ее в своем блоге.

Роман большой, состоит из трех томов. В прошлом году Альпина выпустила роман в одной книге, но в объеме он от этого не потерял.

Кто-то пишет, что это вторая по популярности книга в США. Первая книга — Библия. Я не уверен, можно ли доверять этой информации, но склонен так думать.

Она посмотрела на нефтяные вышки Уайэтта. Железнодорожный путь расходился на множество веток, которые вели к скважинам. На фоне снега всюду выделялись стрелки. Это были металлические стрелки того же типа, что тысячами разбросаны по всей стране, но эти сверкали на солнце свежим металлом, рассыпая сине-зеленые искры. Для нее эти отблески означали долгие часы уговоров, терпеливые попытки поразить не имеющую яблочка мишень…

После того как я ее прочитал, пару месяцев ходил под впечатлением.
Айн Рэнд не просто писатель. Она — философ. И ее романы пропитаны ее философией, философией разумного эгоизма.

— Ты не можешь уехать в Нью-Йорк сегодня! — ее негромкие слова прозвучали подобно бессильному пронзительному крику. — Ты не можешь себе этого позволить в такое время. Я хочу сказать, ты не можешь себе позволить сбежать из семьи. Ты должен подумать о своих чистых руках. Ты не в том положении, чтобы позволить себе поступок, который могут оценить как безнравственный.

«По какому закону? — подумал Риарден. — По какому стандарту?»

И теперь оно вновь навалилось на нее. Дагни подумала: если на то, что предлагает ей мир, она отвечает любовью, если она любит эти рельсы, это здание и не только их, если она любит в себе саму любовь к ним — остается еще одно чувство, величайшее среди прочих, которое она пропустила. Она думала: надо найти такое чувство, которое суммирует все, что любила она на земле, которое явится окончательным выражением этой любви… надо найти ум, подобный её собственному, ум, способный стать смыслом её мира, так же как она станет смыслом его мира.
«Атлант» — это история о двух типах людей — людях-производителях (людях дела), и о людях-паразитах (этот тип людей очень ярко изображен в образах политиков).
Предприниматели, вынужденные бежать из существующего общества — строят свое, где принцип нравственности эгоизма возведен в абсолют. В это время общество, оставшись без этих людей, начинает все сильнее деградировать.

Мужчина из купе «А» вагона номер шестнадцать, гуманитарий, как-то сказал: «Способные люди? Меня не волнует, почему их заставили страдать. Их необходимо штрафовать, чтобы поддержать неспособных. Откровенно говоря, меня не волнует, справедливо ли это. Я горжусь тем, что не имею снизхождения к способным, когда речь идет о нуждах малых сих.»

Серьезный подход к написаю этой книги можно понять, читая главу «Голос Джона Голта», монолог которого мы видим в третьей части романа — Рэнд писала его несколько лет.

Нет ни конфликтов, не призывов к жертвенности, никто не представляет угрозы целям других — если люди понимают, что реальность это абсолют, картину которого нельзя искажать, что ложь не приносит выгоды, что нельзя требовать незаработанное, что нельзя давать незаслуженного, что уничтожение подлинной ценности не сделает ценной мнимую.

Бизнесмен, стремящийся обрести рынок, удавив более успешного конкурента, рабочий, желающий получать долю богатства работодателя, художник, завидующий более талантливому сопернику, — все они хотят устранения этих фактов, и единственное средство удовлетворить их желание — разрушение.

Думаете, они ведут вас обратно в мрачное Средневековье? Они ведут вас в такой мрак древности, какого не знает никакая история. Их цель — не донаучная эра, их цель — доязыковая эра. Их цель лишить вас концепции, от которой зависят разум человека, его жизнь и культура — концепции объективной реальности.

Я уверен, что эта книга — обязательно к прочтению для все деловых людей.
Купить книгу можно здесь: ozon.ru, Лабиринт
Теги:
 

Комментарии закрыты, извините..